Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

профайл, секретно, дело, записи, папка

Подними юбку

Иван Вербицкий: Подними юбку

В этот день учащимся образовательных учреждений мужского пола, а также учителям предлагается прийти в школы в юбках. Нет, это не розыгрыш. "Акция проводится в рамках борьбы с сексизмом"...


профайл, секретно, дело, записи, папка

Свиньи остановят смертников.

К моей шутливой заметке. "Свиньи остановят смертников"  слишком серьёзно  отнеслись на Макспарке (бывшем Гайдпарке) и заблокировали мне доступ. 
Выкладываю сюда.

Всех кто хочет защититься от терактов и не стать жертвой подрыва смертника рекомендую носить на себе изображение свиньисвиньи спасут.
Увидев перед смертью свинью, террорист-смертник уже не попадет в свой ваххабитский рай, и никаких гурии ему уже не светят. Поэтому смертники не взрываются, увидев свинью, или часть свиньи или стилизованное изображение свиньи. Или что-то другое, что напоминает свинью. А ещё не дай Бог (простите, Аллах) прикоснуться к изображению или к самой свинье. Тогда уже никакой теракт не может произойти. Ибо эта жертва не будет угодна всевышнему. А для очищения нужно проводить 2 месяца в постах и молитвах. Отмывать себя от контакта с нечестивым.

Как простому человеку защитить себя?
Всё очень просто.
Это может быть амулет с изображением свиньи, рубашка с большим и ярким рисунком свиньи, наколка в виде свиньи, и так далее. Главное чтобы это было открыто и видно всем окружающим а не так как на фото.

свиньи спасут Россию. Зачем тратить миллионы и миллиарды на охрану,  металл детекторы и кучу разной техники которая не работает, на которой наживаются все кому не лень. Которую обязательно разворуют. Достаточно просто в людных местах повесить плакаты со свиньями. И теракт там уже не случится.  Если изменить герб организации или города и внести туда изображение свиньи – то этот город организация и его жители могут чувствовать себя в безопасности.

А теперь простые советы для простых людей.

Вы домохозяйка , мама или просто гуляете по улице. Для вашей безопасности подойдут следующие вещи. Прекрасная детская шапочка для вашего чада, внучки. С такой шапочкой вы можете быть в полной безопасности. Желательно ещё купить свиные ножки в ближайшем гастрономе. Так чтобы они высовывались из пакета и были видны всем.

Свиньи спасут Россию. ВЫ крутой мен, или владелец бизнеса. Граффити с изображением свиньи на вашем авто застрахует от теракта лучше чем «каско». Даже если и смертник решит взорвать себя, он сделает это вдалеке от вашего авто.

Вы гламурная леди. И здесь есть вариант.

Свинья Прекрасные домашние свинки, вместо собачки. Когда вы выходите во двор, или берете ваше животное с собой – вы в полном ажуре. Золотой амулет в виде свиньи со стразами и бриллиантами на вашей груди – самое то что нужно.

Свинья на поводке. .


ликбез, likbez

Кто такие "подозрительные лица"?

Меня всегда смешила фраза - «Просим обращать внимание на подозрительных лиц. Если вы заметите в метро подозрительных лиц, сообщайте об этом сотрудникам полиции или машинисту поезда по переговорному устройству». При этом критерии подозрительности не оглашаются. Решать, кто похож на террориста, должны сами поссажиры исходя из своих субъективных предпочтений.
Увидел к примеру бородача восточной внешности с толстой сумкой и чем-то выпирающим из-за пазухи - подозрительное лицо. Явно готовит какой-то теракт. Обычно в каждом вагоне можно найти 1-2 таких чела.
Но если бы это было так смешно. Рассказываю случай. Встречаю в метро человека. Он запаздывает. Стою уже 15 минут. Получаю СМС - с просьбой подождать ещё минут пять-семь.
Стандартная ситуация. Стою как раз у последней колонны что возле головного вагона и с видом на эскалатор. Передомной обзор, дабы я не упустил человека, если он вдруг пройдёт на выход мимо. Всё бы ничаго, но тут рядом начинает крутиться "эскалаторная бабулька" с бегающими глазками. Есть такие что сидят и смотрят за ступеньками в кабинке, чтобы в случае чего можно было его вырубить. Ну может у неё и другие задачи. Но в данном случае эта бабулька вдруг ощущает себя столпом безопастности. И вероятно, я кажусь ей кем-то подозрительным.
Обегает меня несколько раз, заглядывае мне в глаза. А раз наверно на третий - решается заговорить. Спрашивает - "чего вы тут стоите, здесь нельзя стоять"! Я на неё обращаю внимание с её третьей фразы, пытаюсь понять чего она хочет?

Далее идёт след. диалог:
- Уходите отсюда.
- Почему?
- Здесь нельзя стоять?
- Почему?
- Что вы здесь делаете?
- Стою жду. Какая вам разница?
- Нет. Вы не ждёте (бабулька уверенным видом показывет в зал, на какого-то другого ждущего чела), вы с ним переглядываетесь
- Ни с кем я не переглядываюсь, отстаньте от меня.
- Уходите отсюда.
- Зачем. Я жду человека. Мы с ним договорились встретиться здесь.
- Никого вы не ждёте. Вы переглядываетесь.
- Отстань от меня.
- Уходите а то позову полицию.
- Зовите.
- Счас позову, а там разберуться. . счас, счас...

На этом разговор заканчивается, старушка уходит в будку и с кем-то уверенно разговаривает по внутренней связи. При этом бросая злобные взгляды на меня. Весь вид её в предверии скорой расправы.
А человека, которого я должен встретить, всё нет. Думаю, а если это не фэйк и счас дейчствительно подойдёт полиционер. Стучу себя по карману - а где документы? Их нет, остались в машине. Ну, думаю, сейчас начнут разбирательство и это надолго. Захожу за колонну, чтобы уйти из поля зрения "бдительной" старушки. Типа как буд-то я уехал на первом поезде. Далее, я встречаю человека и мы с ним уходим.
А старушка наверно осталась довольная собой. Прогнала подозрительного типа и наверно предотвратила терракт. :))
А с вами случались такие случаи на волне террористической фобии?
ликбез, likbez

Описание стандартных пыток применяемых полицией. Из откровения опера.

Технология пыток

Итак, на одном из этапов работы опер приходит к выводу, что без применения мер физического воздействия к допрашиваемому не обойтись.

Каких-то общих правил и рекомендаций тут нет. Каждая ситуация и каждый человек должны глубинно чувствоваться. Надо четко понимать, когда пытать арестанта можно, нужно и полезно, а когда – нельзя, бессмысленно и даже вредно для дела…

Эффективен этот метод лишь тогда, когда «клиент» слабоволен и морально нестоек, а опер уверен не только в том, что тот действительно «при делах», но и что существуют некие вещественные доказательства его вины, которые тот сам должен рассказать и объяснить. Ну а поскольку добровольно садиться в тюрягу (как ни странно!) никто особо не желает, то «клиента» надо убедить... Внушить ему... Сломить его глупое и никому не нужное упрямство... Я понятно излагаю?

В технологии пыток ментовская фантазия ничего нового не придумала. Да и зачем, если старое и многократно проверенное жизнью себя вполне оправдывает... Перечислю кое-что из общеизвестного.

Парашют – поднимают за руки-ноги и плашмя кидают на пол. Следов на теле – ни малейших, а ощущения – как у отбивной котлеты.

Слоник – классика жанра, любимая тема страшилок для журналистов: надевают на голову допрашиваемому противогаз и на пару минут зажимают трубку, – у того, задыхающегося, глаза лезут на лоб, когда до полного отруба остается всего ничего, отпускают трубку, дают отдышаться – и по новой... Недостаток метода: кто сердцем слаб – может задохнуться, слишком трудно контролировать течение процесса и вовремя останавливаться, не перейдя критическую точку… (Учтите: в пытках мы ж все-таки не асы, – практики маловато и не на ком ежедневными тренировками оттачивать мастерство.)

Марьванна, она же Попугай, – сковывают руки наручниками, просовывают голову между колен и сковывают ноги наручниками, образовавшееся таким образом своеобразное «колесо» вешают на палку, положенную на два стола или стула, и начинают крутить его, поколачивая...

Ну и – просто побои, без прибамбасов. Бьют в пах и по почкам, в солнечное сплетение и под ребро, шмалят резиновой палкой по суставам и по пяткам… Пятки – идеальное место для ударов, ибо на них практически не остается следов. В то же время место это чувствительное – сюда сходятся нервные окончания многих внутренних органов.

Еще можно подвесить на дыбу, на какой-нибудь торчащий из стены крюк, за скованные наручниками за спиною руки. И – бить дубинкой или стальным прутом по туловищу...

К старикам, женщинам, малолеткам и просто ослабленным применяются более гуманные, но тоже действенные методы. Скажем – зажать ему между двух пальцев карандаш или ручку и крепко стиснуть – это больно, можете сами убедиться! Или шарахнуть по голове увесистой книжкой – башка гудит как колокол, в глазах качается, но внешне – никаких следов.

Женщину, если у нее объемный бюст, толстой книжкой можно болезненно шмякнуть по груди. Маленькие груди можно осторожно прижигать окурком или сжимать соски пассатижами.

...Завожусь ли я от битья? Ни капельки. Всего лишь исполняю свои производственные обязанности – спокойно, настойчиво и методично.

Равнодушие – полнейшее. Пока бью – думаю о погоде на завтра или же о том, что подарить жене на 8-е марта. Нет для меня никакого наслаждения в издевательстве над слабейшим и совсем неинтересно показывать свою силу и возможности на заранее обреченном. Но если моему натиску упорно сопротивляются, появляется чисто спортивный интерес это сопротивление сломить: «Ну-ка, смогу ли переупрямить этого козла?! И когда, на какой минуте вместо занудного 'Не я это!' он с болью выкрикнет: 'Да, да, я это сделал!..'»

Я бью, зная, что во власти избиваемого – остановить меня в любую секунду, пусть только признает очевидное, подтвердит мои догадки и под всем подпишется в протоколе. И никогда не бью тех, в чьей виновности не убежден, это – принципиально. Если лично мне надо – тогда да, тогда, чтобы заставить человека плясать под мою дудку, я ему и безвинно врежу, но ради интересов подлючего государства терзать невиновного?! Не дождетесь!

И еще: мы – не мясники. Не стоит слишком уж усердствовать. Гениталии дверью защемлять – не по мне, такое ничем не оправданно, это – внутренняя испорченность. Есть предел всему, в том числе – и целесообразности…

В соседнем райотделе было такое: ребята проститутку «кололи» на предмет квартирных краж с использованием клофелина. Она, ясен перец, колоться не хотела, держалась стойко, как Гагарин в космосе, так они то ли сгоряча, то ли по пьяни, то ли хохмы ради – изнасиловали ее резиновой дубинкой во влагалище. Елозят дубинкой в манде и с гоготом требуют: «Признавайся, шалава!» Тут, конечно – перебор... ненужная самодеятельность... Вряд ли те хлопцы в угрозыске приживутся. Во всяком случае, я чувствую и осознаю: так, как я – можно, разумно и правильно, хоть и противно, а как они – это ж окончательно можно оскотиниться!

Боль в умелых руках – действенное оружие, но не со всеми и не всегда.

Матерого, неоднократно в прошлом битого на допросах и потому уж привычного к боли рецидивиста колотить бессмысленно. Он не из слабаков – лишь застонет под ударами, покричит, вытерпит… Раньше выдерживал подобное – так чего ж теперь ломаться?

Такого тоже можно отпрессовать. Опыт 30-х годов свидетельствует, что при правильной организации пыточного искусства любого можно довести до кондиций, до полнейшей готовности всемерно помогать следствию, рассказывать все, что знаешь, и подписывать то, что тебе на подпись подсунут... Смогли бы и мы, тряхнув стариной, выколотить «сознанку» из самого заматеревшего душегуба, но для этого пытать его должен не один затюканный прочими многочисленнейшими обязанностями опер-пахарь, а целая бригада из 5–10 периодически сменяющих друг друга сотрудников. И не трое положенных до предъявления обвинения или освобождения суток, а месяц или даже больше. И чтобы знал он, стервец, что если и не сознается, то все равно живым отсюда уж не выйдет, только мучиться дольше придется, да еще в отместку и жену с детьми расстреляют…

Ну и главное: допрашивающий должен быть уверен в своей правоте и безнаказанности. Он – лишь исполнитель приказов. Совершаемое им – государством разрешено и обществом одобрено (хотя бы внешне, напоказ, под давлением властей)…

А то нынче пытаешь преступников, причем не ради себя, в гробу ты его видел – премиальных тебе за него не кинут и орден на грудь не навесят, – нет, ради людей стараешься, чтоб меньше мрази по нашим улицам бродило. И тут же из кожи лезешь, чтобы не наследить ненароком, не оставить на избитом пригодные для снятия побоев следы, не попасться на горячем, одним словом.

Система сразу же от тебя отречется, попадись ты... Всем плевать, что ради державы ты зверствовал. Державе надобно было, чтобы – аккуратно, не попадаясь, а ты – засветился!

http://www.index.org.ru/journal/27/kuz27.html
ликбез, likbez

Большая авария - это всегда большое враньё.


В связи сАэс Фукусима тем, что над Японией большой процент облачности, не всем оптическим многоспектральным спутникам удалось зафиксировать ситуацию над АЭС "Фукусима-1". Тем не менее 16.03.2011 в 1:30 UTC приняты данные со сверхвысокодетального спутника GeoEye-1. ИТЦ "СКАНЭКС" осуществил обработку полученных данных. Как видно, 1-й и 4-й энергоблоки имеют сильное разрушение.

АЭС Фукусима
С другого ракурса спутник засекает выброс над реактором.
Обратите внимание, что АЭС находится на некотором возвышениии над уровнем моря. Кроме того со стороны моря стоит защитная дамба. Так что цунами постройки особо сильно не потрепало. На заднем дворе, стоянка автомобилей. Скорее всего брошенных персоналом.



-----------------------------------------------

Теперь к прозе жизни.


Все. Особенно люди моего поколения помнят, как развёртывалась и происходила авария на Чернобыльской АЭС.

Для подросшего поколения напомню.

С самого начала все средства массовой информации на территории СССР не уставали повторять что ситуация под контролем и радиационный фон в норме. Формируются бригады добровольцев-ликвидаторов. И скоро всё будет закончено. Всё под контролем и т. д. Паники у населения никакой нет, все люди с радостью встречают Первомай и загорают на майском солнышке. Американские спутники, фотографируют близлежащие территории возле АЭС. В западную прессу просачиваются фотографии о сотнях трупов на берегах рек снятые со спутника. По началу пентагону, даже в голову не приходит, что население об опасности не предупреждают, а так называемые трупы это всего лишь отдыхающие граждане, мирно загорающие на солнышке. Советская пропаганда с радостью смакует это как вражескую утку, а радиоактивное облако уже накрывает Европу. Но не вызывает радиоактивных осадков. Некоторые минимальные осадки, всё-таки выпадают (кажется) в Скандинавии и на севере Франции (если что не точно, прошу прощения). Там предпринимаются некие меры по защите. На телеэкранах европейских государств, так же как и сейчас в Японии, в режиме реального времени, идёт мониторинг. Жителям предписано без нужды не выходить из домов, принимать меры... Это всё было. Но обычный советский обыватель, тогда еще, ничего не знал.

Ибо он живёт в СССР.

В 1986 году Советский союз это ещё весьма закрытая страна. Очень мало людей слушают радио на коротких волнах на иностранном языке и, конечно, не всему верят, что оттуда слышат. Голос Америки и радио Свобода, вещающие на русском глушатся. В телевизоре 3-4 госканала. Интернет ещё даже не рождался. Никто ничего не знает. Только слухи, которые приводят к такой мелкой локальной панике. Типа раскупки йодистых препаратов и более ничего. Никакого стихийного перемещения населения нет. Правительство тихо начинает эвакуацию граждан из Припяти только на 3 день аварии. Когда уже ясно, что местность вокруг сильно заражена. Создаётся 30 км территория без людей. И селят их практически рядом с зоной, строя посёлки на менее заражённой местности. Сама зона, по началу, создаётся как-то странно. С учётом больших аграрных хозяйств. Ну и это понятно, зачем терять и вывозить куда-то колхозы, скот и людей. Т.е. в начале зона огибает несколько таких колхозов. Но через несколько лет, в границы включают и эти хозяйства. Карты выпадения радиоактивных осадков публикуются только в 88-89 году, после начала перестройки. И они вызывают сильное недоверие у населения. Как-то уж странно обходят эти карты крупные населённые пункты. Дозиметров ни у кого нет, кроме узкой категории специалистов. Проверить нет никакой возможности.

Теперь по самой ликвидации аварии на ЧАЭС. Авария была почти «всенародным делом», как любила повторять пропаганда. По телевизору крутили ролики с добровольцами, желающими помочь народной беде. Помню, показывали по ТВ, молодожёнов из Армении, которая решила провести свой медовый месяц на ликвидации. Им разрешили. Некоторых моих знакомых и однокласников, повезли принудительно на ликвидацию. Конечно, это так не называлось. Формировались списки, по организациям, сколько и когда нужно было поставить людей. К ликвидации, поначалу, относились как к приключению. Ехали, даже с радостью. Не осознавая опасности.

Да и какая опасность, - всё же в норме. Сейчас, по прошествии, времени, 2 из четверых моих сверстников, ликвидаторов - уже покойники. А ещё двое имеют проблемы со здоровьем. А им не стукнуло и 45.

Ликвидация последствий сильно подорвала экономику СССР. Ибо сколько было угрохано средств, сколько техники осталось на заражённой территории, сколько было привлечено людей... Я полагаю, настоящих цифр, из-за продолжающегося вранья, мы не знаем до сих пор. Ине узнаем. Ликвидаторы аварии, в большинстве своём, не дожили до 50 летия. Радиация сильно сократила их жизнь.
Теперь по аварии на АЭС Фокусима.

Я с ужасом, думаю как они будут это дело ликвидировать. Практически неуправляемы 4 энергоблока (против 1 в ЧАЭС). Дозы радиации, рядом с атомной станцией явно критические. Правительство и Магате, традиционно врут. Так называемые специалисты во всю лукавят. Население держат в неведении. Авиашоу на вертолётах, с повторяющимися заявлениями; - «всё нормально, всё в пределах нормы...» - вызывают улыбку.

Японский премьер и другие чиновники, дают интервью с плохо скрываемым, отчаянием. Люди медленно мигрирует на юг страны подальше от реакторов.

Но как, скажите мне, можно заглушить эти разрушенные энергоблоки? Первое сто нужно иметь это большие людские ресурсы, готовые на такую жертву. Работать в условиях, когда их жизнь практически будет сокращена на несколько, а может и десятки лет. По опыту аварии на ЧАЭС знаю, что очередная команда ликвидаторов прибывала туда, быстро делала свою работу. Что-то строила, получала критическую дозу и уходила. На ёё место заступала следующая команда и т. д. Проводилась ротация кадров. Разные защитные костюмы, смена белья и препараты это всё малоэффективно. Каждый получит свои рентгены. Но советские нормативы и допустимые дозы это не японские нормативы. И явно прошли те времена, когда японцы были готовы жертвовать жизнью, за своего генсека или императора. А американцы, которые помогали строить АЭС, туда носа не кажут.

Что мы имеем на АЭС ФОКУСИМА?
Разгерметизация реакторов. Т. Е. внутри жутко радиоактивная, расплавленная масса с температурой несколько тысяч градусов. Уже сама по себе создаёт восходящие потоки воздуха с постоянными выбросами в атмосферу радиации. И эта масса будет ещё горячей и радиоактивной десятки лет. По правилам, надо бы расплавленные реакторы постоянно заливать чем неб холодным, дабы предотвратить эти восходящие потоки. Но сколько ты туда воды не влей - она вся обратиться в пар и этот пар с радиацией выйдет в атмосферу. Поэтому надо их как-то закрыть и построить систему циркуляции пара, чтобы охлаждать и превращать его снова в воду. Как это и было изначально на АЭС. Но эта система сейчас разрушена. Мы все видели эти мощные взрывы.

Как это сделать в условиях жуткой радиации, подземных толчков и паники, для всех 4 реакторов? Это будет сделать чрезвычайно сложно.
Насчёт техники и средств, тут я менее беспокоюсь. Так как с техникой и средствами Японцам помогут. Да и страна, не отсталая. С технической стороной у них всё нормально. Самая основная сложность это людские ресурсы. Придётся работать специалистам где-то очень короткое время. В зависимости от радиации. Пол часа или неделю. А после только выход на пенсию, по японским нормативам. Замечу, что ликвидаторы на ЧАЭС работали месяцами.

Найдёт ли Япония такие людские ресурсы? Думаю, не найдёт, если будет откровенна с населением. Поэтому ложь, о состоянии дел просто необходима. Ложь, как государственная политика. Поэтому и японский премьер, и император, президенты и народы, все мы всегда заложники большой лжи при больших техногенных авариях. Реакторы всегда затыкаются жизнью и здоровьем, а не техникой.

Как же будет развиваться ситуация?

Ситуация, я думаю, пойдёт по следующему уже опробованному чернобыльскому сценарию. СМИ постараются сбить информационный шум вокруг АЭС. Чтобы создать благоприятный фон для работы. Дипломаты близлежащих стран вступят в сговор, с целью выдавать в эфир дозированные определённые факты. Поначалу сильно попугают, после маятник качнётся обратно. Вскоре объявят о «первых успехах, «снижения уровня» радиации. Начнут завозить оборудование и людей. Возможно, тайно, с привлечением иностранной рабочей силы. К примеру, китайцев или корейцев или россиян. Естественно, за большие деньги в обмен на здоровье и десять (?) лет жизни. В это время реакторы будут дымить ещё месяца два (?). Пока их накроют и сделают вполне функциональную систему охлаждения. В СМИ постоянно будут транслироваться успехи строителей и помощь пострадавшим. Зоны отчуждения перестанут расширяться и останутся в существующих границах. Единственно, кто будет кричать и бить в колокола , это разные блогеры и некоторые спецы со своими дозиметрами. Но их уже не будут слышать и всячески преследовать. Так как основная масса населения устанет от плохих новостей и захочет обнадёживающих репортажей. Захочет вернуться в свои дома. Вопреки здравому смыслу они не будут воспринимать предупреждения об опасности. Такова уж человеческая психика. Притом что Япония не такая уж большая страна и с весьма плотной заселённость. Выхода нет. И политики это прекрасно понимают.

А что хотим мы?

По воспоминаниям:
Анатолий Алексютин

Я участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС 1986-1987 года. С июля 1986 по февраль 1987. Офицером запаса был призван на ликвидацию аварии в в/ч 04201 (войска Минсредмаша СССР) поэтому так долго и задержался на ликвидации аварии.
По срокам: "партизаны" работали, как правило, два с небольшим месяца. Если набирал дозу в районе 20 рентген выводили со станции. Хуже всего обстояло с дозиметрией у солдат срочной службы, которые в июле ещё работали н7а станции. Если у нас было по два дозиметра (дозиметр на день Д-2 или Д-2р и накопитель ДК-0,3) то у солдат небыло ничего. Один дозиметр у командира взвода на 2,5 рентгена.
Скоро двадцать пятая годовщина чернобыльской катастрофы. Только сегодня на местном телевидении я разглагольствовал о перспективах аварии на АЭС "Фукусима-1" (недолго, минут 20 - в эфир пойдет 1 минута). Главное с чего начал - враньё в 1986 и последующие годы и враньё и растерянность сегодня в Японии. Но вот нервы у советских чиновником были всё-же покрепче. А по сути всё так и есть, и я не думаю, что у кого-то есть рецепт быстрого решения проблемы. Уверен - аэта вария надолго. И последствия будут сопоставимы с чернобыльской.
ликбез, likbez

Как распознать манипуляцию

Как распознать манипуляцию
1. Событие, которого нет

Самое простое, что можно сделать с Событием, — это не упомянуть его вовсе. Вы, увы, не услышите по государственному телевидению о многих вещах, которые в любой стране стали бы поводом для системного и ежедневного скандала.

Вы не услышите о зачистке в станице Бороздиновская. О том, как на набережной Геленджика ОМОН избивал всех, кто попадется под руку.

Этих событий в телевизоре просто нет.

2. Ищите вторую половину

Часто нам сообщают не о самом событии, а о его половине.

Пример. «Газпром» потребовал от «Шелл» продажи доли в «Сахалине-2», и когда условия «Шелл» не устроили «Газпром», замглавы Роскомприроды Олег Митволь заявил об экологических нарушениях в проекте. По телевизору про экологию расскажут, а про то, что она начала нарушаться сразу после неудачных переговоров, — нет.


Другой пример. Сенатор от Башкирии Игорь Изместьев имел поместье напротив резиденции Путина, его шумные вечеринки не нравились президенту. Изместьеву предложили продать участок. Изместьев обратился к Раффайзенбанку с просьбой оценить участок, и тут Роскомприроды опять нашло, что дом Изместьева стоит слишком близко к воде. Про борьбу Роскомприроды против олигарха покажут, а про соседство с президентом — умолчат.

Половинное событие — едва ли не хуже, чем отсутствующее. Половинные события составляют львиную долю наших новостей, они имитируют некую законность жизни. К сожалению, совет тут может быть только один. Следователь, наблюдая преступление, спрашивает, qui prodest — кому выгодно. Следите за новостями, как за преступлениями. Каждый раз спрашивайте: «Кому выгодно?». В половине случаев не ошибетесь.

Помните, однако, что логика не может заменить информацию. Очень часто то, что представляется логичным, является случайным. Не забудьте сэра Йейтса, главу Лондонского статистического общества. Один из корреспондентов ему написал: «Все великие короли династии Тюдоров по имени Генрих умирали в пятницу. Следует ли из этого, что пятница является роковым днем для королей Генрихов?». Великий математик ответил: «Ваша гипотеза не противоречит статистическим данным. Рекомендую продолжать наблюдение».

Я понимаю, что рекомендация относиться к новостям как к преступлениям, несколько экстремальна, однако, увы, это так. Главное отличие преступления от правосудия заключается в том, что правосудие происходит оттого, что... а преступление — для того, чтобы. Правосудие происходит оттого, что не платят налоги, а преступление — для того, чтобы отобрать компанию. К сожалению, почти вся российская политическая жизнь по структуре своей походит на преступление.

3. Событие и гарнир

Отделяйте событие от словесного гарнира. Например, если вам рассказывают о страшной трагедии, когда в вагончике фуникулера в Австрийских Альпах сгорели 155 человек, вам могут сообщить в качестве первой новости, что Владимир Путин выразил соболезнование погибшим, а в качестве второй — рассказать о самом пожаре. При этом рассказ о соболезновании может занять минуту, а рассказ о пожаре — 40 секунд. Понятно, что подсознательно у вас должно остаться, что Путин важнее пожара (ведь на Путина ушла минута, а на пожар — 40 секунд). Отделите событие от гарнира и сами сопоставьте их по важности.

Чаще всего принцип гарнира используется, когда речь идет о международных новостях. Если нам сообщают об очередной склоке на Ближнем Востоке, нам обыкновенно сообщают и о том, какую инициативу при этом выдвинула Россия. Внимательно следите за словами: ключевое слово не «выдвинуто» и не «обсуждается», а «была принята». Выдвинуть инициативу может каждый, даже дядя Вася. Обсуждать инициативу дяди Васи тоже будут — около магазина, на троих. Вопрос в том, чтобы инициатива была принята, а вот этого с российскими инициативами как-то не случается.

Очевидно, что страна, которая каждый раз выдвигает инициативу, которую никто и никогда не принимает, похожа на пожилого владельца двух акций, который на собрании акционеров «Газпрома» ставит вопрос о смене председателя правления. Жене вечером за чаем он, конечно, расскажет о своей инициативе, но, кроме жены и детей, о его инициативах никто не знает.

4. Требуйте продолжения!

Любое настоящее событие имеет продолжение. Не то пиар-акция: она не имеет продолжения. Поэтому, когда вам объявили о каком-то громком событии, внимательно ждите продолжения. Иногда по одному его отсутствию можно утверждать, что и первоначальное событие было чистым очковтирательством.

Например. Осенью прошлого года по РТР показали фильм Мамонтова про английских шпионов; было сказано, что английские дипломаты снимали информацию с помощью чудо-камня и что ФСБ задержала двух поставлявших эту информацию шпионов. Прошло уже много времени — английских дипломатов, упомянутых в фильме, даже не объявили персонами нон грата, а русских шпионов так и не предъявили.

Другой пример. 8 мая прошлого года глава ФСБ Николай Патрушев объявил о взятии в Воронеже чеченского боевика Николая Панарьина. При задержании г-н Панарьин привел оперативников к месту, где он закопал Коран, и признался в участии во всех терактах, включая взрыв на «Рижской» и засаду на пензенских омоновцев. Уже тогда в этом террористе было нечто странное — так, остановки он взрывал сразу после того, как от них отходил полный людей автобус. А мысль о том, что верующий мусульманин будет держать Коран закопанным в землю, может прийти только воронежскому участковому, который изучал ислам по карикатурам в датской газете. Но наши подозрения обратятся в уверенность, если проследить, что после этого заявления Патрушева о Панарьине не было ни слуху ни духу. 8 мая его подали, как индейку к празднику, и все. Ни процесса. Ни слова. Ни обвинения.

5. Анализируйте логику

Вранье часто противоречиво. Иногда достаточно внимательно смотреть, чтобы задать себе правильные вопросы. Я уже говорила, что один только вид Николая Панарьина, закопавшего в землю Коран, заставляет предполагать, что Коран закапывали в землю те, кто считает Коран чем-то вроде поваренной книги террориста и уж точно не знает, что верующий мусульманин не станет держать Коран ниже пояса или прикасаться к нему грязными руками.

Другой пример. Если вам показывают, как в городе Буйнакске 12 часов три боевика отстреливаются от 300 милиционеров, а после этого сообщают, что при боевиках найдена бумажка, из которой следует, что они собирались захватить школу, сделайте вдох и спросите себя: «Зачем мусульманским экстремистам захватывать школу в мусульманском городе. Буйнакск — это же не Москва и не Осетия».

Третий пример. Если вам утром говорят, что ночью в ингушском селе Экажево подорвались боевики и что следствие выясняет, кто именно это был, а вечером глава ФСБ Патрушев докладывает президенту Путину о том, что в результате спецоперации «с источниками оружия за рубежом» ликвидирован Шамиль Басаев, помните, что еще несколько часов до этого Патрушев не знал, что он провел спецоперацию. Следите за новостями внимательно. Когда выясните, что тело Басаева было нашпиговано резаной проволокой-катанкой, характерной для ненадежных СВУ, а рядом валяются 150 НУРСов явно российского производства, можете окончательно заключить, что глава ФСБ был немного не в теме.

6. Принцип тепловых ловушек

Если событие стало публичным и отрицать его нельзя, государственное телевидение очень часто начинает обсуждать не само событие, а отстреливаемые вокруг тепловые ловушки-версии.

Пример. Телеканал АВС показал интервью Шамиля Басаева Андрею Бабицкому. Единственный вывод, который из этого можно сделать, следующий: немедленно уволить Патрушева и назначить на его место Бабицкого. Потому что Патрушев не смог найти Басаева, а Бабицкий смог. Чтобы этот вопрос не возникал, начинают обсуждать, а мог или не мог телеканал АВС показывать интервью Басаева, и никто уже не спрашивает, а что Патрушев сделал для того, чтобы Басаев давал интервью не Бабицкому, а прокуратуре.

7. Смотрите, который час

Любимое занятие госТВ — сообщать о событиях, которые еще только должны состояться. Нам постоянно рассказывают, что Сочи станет столицей Олимпиады, фильм «Итальянец» может выиграть «Золотую ветвь» в Каннах, а российская и зарубежная православная церковь вот-вот объединятся.

Человек не привык, чтобы при нем изъяснялись в будущем времени. Нет ни одного романа в мировой литературе, который написан о том, как Вася убьет Петю. Все романы пишутся о том, как Вася убил Петю. По невнимательности можно не заметить будущего времени и принять предположение за факт.

В дальнейшем, когда события не происходит, всякие упоминания о нем либо просто исчезают, либо конфуз объясняют кратко: «Враги». В редких случаях идут на прямое вранье: например, сообщают, что церкви уже объединились, — а дальше вопрос затирается.

Смотрите не только на экран! Смотрите на часы!

8. Об официальных мероприятиях

Значительную долю эфирного времени занимают рассказы об официальных мероприятиях. Все, что сказано на официальных мероприятиях, умножьте на ноль или, по желанию, на ноль разделите. Если в стране посадили Ходорковского, убили Козлова и отбирают «Сахалин-2», а в Сочи в это время идет инвестиционный форум — форум в Бобруйск!

Если вам рассказывают про то, что иранская делегация уехала из России через день переговоров, и говорят, что «переговоры продолжатся», не обращайте внимания на слова, а обращайте внимание на факт отъезда. С таким же успехом девица, брошенная мужиком, после окончательного разрыва может описывать подружке ситуацию в терминах: «Ах, я послала ему эсэмэску «Как ты, любимый?».

9. Квантовая политология

Есть область политической жизни, которая определяет очень много, однако сама остается полностью закрытой. Это все, что связано с перестановками в Кремле, — со схваткой бульдогов под ковром. Наивный телезритель, насмотревшись Пушкова да Караулова, а иногда и наслушавшись друзей, которым «совершенно точно сказали», «позвонили только что из Кремля», может попытаться сделать какие-то выводы о будущих решениях и назначениях.

Не занимайтесь квантовой политологией. Определить, кто через три минуты в России будет премьером или генпрокурором, так же невозможно, как определить импульс элементарной частицы, точно зная ее положение в пространстве.

Не доверяйте информации «от первоисточника». Первоисточник — это не источник достоверной информации, это заинтересованное лицо. Не доверяйте тем более специалистам по компромату. Это уже даже не первоисточник, это вторичная радиация.

Не верьте, если вам звонят из Кремля и по секрету сообщают, что дважды два — семнадцать. Возьмите калькулятор. Не верьте, если вам звонят из Кремля и сообщают по секрету, что дважды два — четыре. У них в Кремле странные представления об арифметике.

Помните, что в России только один человек знает, кто завтра будет премьером, и этого человека зовут Владимир Путин. Источников дезинформации о нем больше, чем источников информации. Не верьте слухам и не пытайтесь ими манипулировать, потому что каждый, кто пытается манипулировать слухами, обязательно сам становится их жертвой.

Плюньте на Кремль. Считайте, что они там, как кварки в протоне. Они есть, но их никто не видел.

10. Перемена масштаба

Однажды Эдгару Алану По довелось наблюдать страшное чудовище. «Пасть животного помещалась на конце хобота футов в шестьдесят или семьдесят длиною, который был приблизительно такой же толщины, как туловище слона. У основания хобота чернела густая масса щетинистых косматых волос… Туловище имело форму клина, верхушка которого была обращена к земле».

Вы уже догадались — я цитирую описание бабочки-бражника из рассказа «Сфинкс». Бабочка ползла по нити в дюйме от лица поэта, а он решил, что она ползет по склону холма. Если бы г-н По смотрел РТР, он бы еще и не такое увидел.

Берегитесь, если мнение нанятых маргиналов выдают за мнение публики; если выпячивают второстепенное и скрывают основное. Берегитесь, если зампрокурора Колесников рассказывает с экрана, что Березовский отпущен под залог 100 тыс. фунтов и вот-вот будет выдан; или если президент Путин рассказывает с экрана о том, почему Европа должна продать России газовые сети. Убедитесь сначала, что англичане знают о том, что они отдают Березовского или продают сети. В противном случае вы рискуете принять бабочку-бражника за 74-пушечный корабль.

11. Перенормировка

Есть такая штука — перенормировка. Нужна она вот для чего. Если вы начнете в соответствии с уравнениями квантовой электродинамики считать массу и заряд электрона, то в первом приближении у вас выйдет реальная величина, а по мере добавления в уравнение новых членов выйдет вздор и бесконечность. Перенормировка — это обрезание расходящихся рядов. Грубо говоря, запрет на уточнения.

Решительно вся российская официозная аналитика не соблюдает процедуры перенормировки; это то же самое изменение масштаба, только в части аналитики, когда очевидные и основные причины события игнорируются, зато выпячиваются совершенно правильные, но глубоко второстепенные вещи.

К примеру, вам начинают объяснять, что НТВ отобрали потому, что Гусинский шантажировал других олигархов, использовал ТВ в политических целях и вообще задолжал «Газпрому». Это все совершенно верно, но несущественно по сравению с нежеланием Кремля видеть независимое телевидение. Это все равно как если бы грабителя спросили: «А зачем ты зарезал этого человека и отобрал у него кошелек?», а грабитель уточнил: «А он не платил алименты».

Кто его знает. Может, и не платил.

12. Осторожно — кампания

Бывает с масштабом и ровно наоборот: событие само по себе важное оказывается лишь частью пиар-кампании. Александр Копцев, порезавший в синагоге евреев, — событие важное, но стал он просто частью пиар-кампании о том, что на Россию наступает национализм, от которого ее спасет только Путин. Сын министра обороны, задавивший женщину, — событие важнейшее, но черта с два оно имело бы такой резонанс, если б у всех потенциальных преемников не было противника по фамилии Сечин. Приговор осетину Калоеву, убившему швейцарского диспетчера, стал одной из составных частей масштабной кампании под названием «Наших на Западе бьют».

Правило тут простое: ваше отношение к Иванову-младшему должно быть отношением только к его поступкам. Мало ли кому вы тем помогаете. Начнете считать, кому вы помогаете, — утонете.

А если хотите понять, Событие перед вами или часть Кампании, обратите внимание вот на что. Вот, допустим, осетин Калоев, убивший диспетчера. Есть ли еще случай, когда госСМИ одобряли кровную месть? У нас те, кто на Кавказе в лесах бегает, тоже мстят — не швейцарским диспетчерам, а федералам. Их за это превозносят? Нет.

А кто, собственно, подельники Калоева по статистическому ряду «наших бьют»? А вот они, подельники: Адамов да Бородин. Защищают-то их с государственным размахом, а чтобы народу запудрить мозги, тащат в эту компанию Калоева. Чтобы защищать не российских взяточников, а просто российских граждан.

С пиар-кампанией плохо то, что в ней нельзя не участвовать. Она сама становится Событием. И нормальные СМИ, которым бы другим заняться, вынуждены вместо обсуждения того, крал Адамов деньги или нет, обсуждать: дискриминируют нас за рубежом или нет?

13. Против себя

Помните: самое убедительное свидетельство — это когда человек свидетельствует против себя.

14. Грамматика новостей

Смотрите на новость, как на предложение. Разбирайте ее по правилам грамматики. Смотрите, где подлежащее, а где дополнение, в каком времени стоит глагол и каковы обстоятельства образа и места действия.

В новостях часто пытаются поменять местами подлежащее и дополнение, то есть объект и субъект действия. Если вам говорят: «Российский МИД отреагировал на факт падения северокорейской ракеты на территории России» — это следует перевести так: корейцы запустили ракету. Она упала. А мы хлопали ушами. На падающую ракету вообще-то должен реагировать не МИД, а ПВО.

В новостях обстоятельства образа, места и времени действия часто пытаются представить более важными, чем само действие. А реакцию МИДа, МВД, Госдумы, Патрушева, Иванова и пр. на событие — более важной, чем само событие.

Словом, помните: ложь, которую повторили с экрана, не становится от этого правдой. Но она становится устоями государства.



Юлия Латынина, «Новая газета»

http://fima-psuchopadt.livejournal.com/574730.html